?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Оригинал взят у wutheringkites в Альберт Наматжира - художник, абориген из племени аранда
Альберт Наматжира, национальный герой Австралии, абориген из племени аранда, преступивший вековые традиции, осмелившись жениться по любви. Первый художник-абориген, признанный западной цивилизацией, первый представитель коренного населения Австралии, удостоенный гражданства. Художник с невероятной судьбой, чья жизнь закончилась трагедией, когда закон белого человека вступил в противоречие с законом его собственного народа - и Наматжира отдал предпочтение последнему.




Альберт Наматжира, Гора Сондер в хребте Макдоннелл, около 1957-59


Альберт Наматжира - всемирно известный художник из центральноавстралийского племени аранда. Он родился 28 июля 1902 года недалеко от города Алис-Спрингс и при рождении получил имя Элеа. Вскоре вся семья крестилась в христианской миссии Херманнсбург - Элеа был наречён Альбертом, его отец Наматжира стал Джонатаном, его мать Льюкута сменила имя на Эмили.


одна из ранних работ с изображением миссии Херманнсбург, 1936-1937


Джонатан Наматжира - отец Альберта, фотограф Аксель Пуиньан


Как правило, крещение мало что меняло, после недолгого посещения школы при миссии маленькие аборигены возвращались в свои племена, где проходили обряд инициации и тоже "сдавали экзамены" на звание искусного охотника, чтобы доказать, что подросший член племени сможет содержать свою будущую семью. Родственные отношения и браки строго регламентировались. Приведу пример из книги Д. Локвуда "Я - абориген", повествующей о реальной жизни Вайпулданьи, чистокровного аборигена из племени алава. Сама книга и личность Вайпулданьи исключительно интересны - об этом пойдет речь в следующих постах. Пока же ограничимся отрывками, позволяющими нам почувствовать уклад жизни, обычаи и традиции коренного населения Зеленого континента:

"Все мои родственники уже тогда (при рождении маленького аборигена) знали, какая женщина станет моей женой, хотя она еще не родилась. Когда она родится и вырастет, я ее поманю, и она придет, как моя мать пришла к моему отцу, ибо будет знать, что это путь сновидений... Когда я родился, у меня уже была теща."

А Наматжира, наверное, действительно был свободным и творческим человеком, потому что он ... влюбился и, презрев все законы, женился на девушке "другой кожи" (другого, запретного для него племени). Её звали Илкалита, в крещении Рубина. На совете старейшин было решено изгнать молодоженов из племени. Чета поселилась в маленьком домике при миссии, и Наматжира стал работать погонщиком верблюдов.


Альберт и его жена Рубина, 1946, фотограф Аксель Пуиньан

Он также пытался достать дополнительный заработок, изготовляя бумеранги и вумеры (копьеметалки). С самого детства он любил рисовать, изображая всё, что видел вокруг себя.

В 1934 году художники устраивают выставку пейзажей при миссии для аборигенов, она производит большое впечатление, поскольку коренное население до этого было знакомо лишь с книжными иллюстрациями на библейскую тематику. Два года спустя один из участников выставки, художник Рэкс Баттерби, приезжает из Мельбурна в Херманнсбург на этюды и нанимает Наматжиру в качестве проводника, хорошо знающего местность. Альберт исполнял свои обязанности и наблюдал за работой художника. Как-то раз Баттерби доверил кисть, бумагу и краски любопытствующему проводнику, и тот уверенно нарисовал пейзаж в стиле европейской изобразительной традиции. Сказать, что художник был удивлен - значит, ничего не сказать.



Херманнсбургская миссия на фоне горы Херманнсбург, 1936-37



Дикая природа вблизи хребта Госсе, 1939


Было налажено сотрудничество - Баттерби взял Альберта в ученики, а погонщик знакомил своего учителя с удивительными, неизвестными белым людям пейзажами. Вскоре ученик превзошел учителя и даже выработал собственный стиль.


Долина пальм, 1940-е



"Эвкалипт-призрак", Глен-Хелен, около 1945-1949



Цветущие кустарники, 1940-50


Вскоре случилось нечто, прежде невиданное. В Мельбурне в 1938 году проходит первая выставка аборигена Наматжиры. Она имела огромный успех - все картины были проданы. Надо понимать, что в то время коренное население было совершенно бесправным, словосочетание "персональная выставка аборигена" звучало не менее экзотично, чем, к примеру, "высадка марсиан". Позже акварели аборигена завоевали Сидней и Аделаиду.



Альберт Наматжира, 1949



Алис-Спрингс, около 1955



"Эвкалипты-призраки"


Слава Наматжиры достигла Англии и Америки. В 1953 году он был награждён Коронационной медалью Елизаветы II. И когда год спустя наиболее уважаемые австралийцы от лица всего "зеленого континента" встречали в Канберре королеву Елизавету II, среди них был и первый признанный художник-абориген. В 1955 году он избран почетным членом Королевского художественного общества Нового Южного Уэльса. А в 1956 году известный австралийский художник-портретист Уильям Дарджи получил очередную премию Арчибальда (восьмую по счёту, и да, это рекорд) за портрет Альберта Наматжиры. Критикам картина Дарджи не особенно понравилась, но общественное мнение выбор поддержало.



Уильям Дарджи, Портрет Альберта Наматжиры, 1956, Queensland Art Gallery


А теперь опять вернёмся к реалиям того времени. Только представьте, зарабатывающий приличные деньги художник, был совершенно бесправен. Будучи представителем коренного населения Австралии, он не имел права купить дом и участок земли, а вынужден был ютиться с семьёй в убогой лачуге. А у них с Рубиной родилось восемь детей.



Альберт Наматжира, 1954, фотограф Алан Ламберт


Такое бесправное существование художника вызвало общественное возмущение. Наконец, в 1957 году Наматжире и Рубине было предоставлено австралийское гражданство, большинство соплеменников Наматжиры получат его только десятилетие спустя. Теперь художник мог владеть землёй, голосовать и покупать алкоголь. Последнее, вкупе с другими обстоятельствами и привело к трагичным последствиям. Закон белого человека вступил в противоречие с законом его собственного народа — и Наматжира отдал предпочтение последнему. Снова приведу отрывок из книги "Я - абориген":

"Всякую крупную добычу тщательно делили. Кенгуру, например, разделывали так, чтобы всем сородичам досталась причитающаяся им по праву порция. Сам охотник по традиции получал спину, хвост и голову убитого животного. Правая нога принадлежала дяде охотника со стороны матери. Выделялись куски для его родителей и других близких родственников. Как сказано в Библии: «И взял (Моисеи) тук, и курдюк, и весь тук, который во внутренностях, и сальник на печени, и обе почки, и тук их, и правое плечо... и положил все это на руки Аарону и на руки сынам его».
Родственник, убивший кенгуру, должен был но обычаю прислать мне мою порцию, может быть, с теткой или двоюродным братом. Но права мои были столь бесспорны, что я мог, не опасаясь отпора, войти в лагерь охотника и сам отрезать свою долю от еще не разделанной туши.
Кенгуру пасся на траве, принадлежащей всему племени. Племя его не трогало - поэтому он остался жив. Ясное дело, племя могло требовать своей доли.
Никто из нас никогда не оспаривал право другого на причитающуюся ему долго, хотя иногда поговаривали о том, что тот или иной лентяй мог бы почаще ходить на охоту.
Мне кажется, что в этом отношении аборигены были первыми коммунистами на земле. Наш образ жизни предполагал систему коллективной поддержки - каждый получал по потребностям, но зато и должен был вносить вклад в общее достояние по своим охотничьим способностям. Тем не менее наша глубоко религиозная философии - безусловно, абсолютно языческая -не позволяет, нам стать поборниками современного диалектического материализма.
Мой дядя по линии матери - Гардигарди - обязан был поддерживать меня не только при распределении добычи. Я мог, не спрашивая, взять буквально любую его вещь - лодку, копье, бумеранг... Они принадлежали ему, а следовательно, и мне.

Этот закон чрезвычайно осложнил жизнь художника из племени аранда - Альберта Наматжиры. Он оказался богатым дядюшкой значительно большего числа аборигенов, чем предполагал. Племянники его были совершенно взрослыми людьми и сами имели многочисленное потомство, которое им в свою очередь приходилось поддерживать. В результате сам Наматжира превратился в некий банк с неограниченным кредитом, этакое утопическое предприятие, из которого можно было брать сколько угодно, ничего не вкладывая взамен. Большая часть этих прихлебателей была связана с художником весьма отдаленным кровным родством, но тем не менее он всех их кормил и поил.

Прежде всего племянники потребовали, чтобы Наматжира купил им грузовую машину в общее пользование. Ни у одного аборигена не было грузовика, и аранда загорелись этой идеей. Им хотелось владеть секретом движущей силы, и к тому же четыре колеса значительно быстрее, чем две ноги, покрывали расстояние в восемьдесят миль, отделявшее Германсбургскую миссию, где они жили, от Алис-Спрингс, где они собирались. Кроме того, грузовик придавал аранда огромный престиж в глазах соседей, которые их посещали или - что чаще - которым они сами наносили визиты.

Каждый из аранда изучил генеалогическое древо семейства Наматжиры до самых глубоких корней, ибо знал, что, доказав свое хотя бы самое отдаленное родство с художником, сможет присоединиться к его свите.

В 1950 году Альберт зарабатывал тысячу фунтов в год. Через пять лет его доход возрос до трех тысяч пятисот фунтов. В 1959 году только продажа картин принесла ему фантастическую сумму в семь тысяч фунтов, не считая отчислений за право репродукции.

Тем не менее Наматжира умер без гроша в кармане. Хищные соплеменники не только выклянчили у него последний шиллинг, но по сути дела даже засадили его за решетку: по их настоянию он делился с ними спиртными напитками, Наматжира имел права гражданства и мог поэтому употреблять алкогольные напитки, но его сородичам, находившимся под опекой государства, это было запрещено. Тот, кто давал спиртное аборигенам, наказывался тюремным заключением сроком но крайней мере на полгода. Альберт не мог не пить со своими родичами. Они получили то, что хотели, а он попал в тюрьму. Такой приговор вынес ему суд белого человека."

Фактически в одиночку Наматжира содержал около 600 (!) человек. Закон позволял художнику употреблять алкоголь, но не позволял делиться с соплеменниками, однако по исконно местным обычаям он был обязан разделять со своей многочисленной роднёй абсолютно любые материальные блага. Случилась трагедия - в поселении аборигенов на почве употребления алкоголя была убита женщина по имени Фэй Айова. Наматжира был обвинен в том, что оставил бутылку рома на заднем сидении своего автомобиля, откуда аборигены могли легко её утащить.

Художник не признал своей вины, но его приговорили к шести месяцам тюрьмы за незаконное распространение алкоголя на территории резервации. Альберт Наматжира просидел только два месяца, но несправедливое заключение сильно подкосило его. Кроме того, по некоторым сведениям, он был уверен, что члены семьи Фэй Айова "отпели" его или "нацелили на него кость"*. Наматжира впал в тяжелую депрессию. Вскоре у него случился сердечный приступ. Он скончался 8 августа 1959 года в госпитале Алис-Спрингс от сердечного заболевания, осложненного пневмонией. Художнику было всего 57 лет.



"Эвкалипт-призрак", хребет Макдоннелл, 1950-е



Утёс Хааста, около 1956



Вблизи хребта Джеймс


Работы Наматжиры, национального героя Австралии, украшают собой музеи и частные коллекции. Его сыновья пошли по стопам своего отца и тоже стали художниками. Школа акварельного пейзажа в Хермансбурге продолжила дело своего создателя.


30 декабря 2012 года неизвестные подожгли два эвкалипта, почитавшиеся у австралийских аборигенов божествами - священными "эвкалиптами-призраками". Согласно представлениям аборигенов, эти деревья являлись живыми существами. Это те самые "эвкалипты-призраки" вблизи города Алис-Спрингс, коих так часто изображал на своих акварелях Альберт Наматжира. В данном посте вы уже не раз могли их созерцать.



Альберт Наматжира рядом с "эвкалиптами-призраками"



Местность возле Аликс-Спрингс

Власти страны посчитали происшествие умышленным поджогом, однако найти виновных не удалось. Снимок с обугленными останками эвкалиптов приводить не хочу.



"Эвкалипт-призрак", Гора Сондер в хребте Макдоннелл, 1957


Фильм "Художник Наматжира", 1947 год - 22 минуты. Можно наблюдать быт аборигенов, сцены охоты, австралийские пейзажи, Наматжиру с его учителем, с семьей и детьми.
Загружается не быстро, потерпите - всё будет.


Жизнь продолжается:


Королева Елизавета II и принц Филипп с Лени Наматжира, внучкой художника



* - Нацеливание костью - один из приёмов вредоносной магии, распространённый в разных частях Австралии. Целясь в своего врага особой костью и произнося при этом соответствующее заклинание, человек верит, что кость входит в тело жертвы. А "пронзённый костью", узнав или догадавшись об этом и не сомневаясь в силе колдовства, считая себя обречённым, впадает в угнетенное состояние, перестает есть и пить и действительно заболевает и даже умирает. Спасти человека от последствий черной магии может только другой колдун или знахарь.

Comments

( 7 comments — Leave a comment )
(Deleted comment)
motilek_1
Sep. 23rd, 2015 04:01 pm (UTC)
Так-так, читаем на работе )?
(Deleted comment)
motilek_1
Oct. 3rd, 2015 06:48 pm (UTC)
:-))
enot_iz_t_a_zoo
Sep. 23rd, 2015 09:02 pm (UTC)
самородок.
motilek_1
Sep. 24th, 2015 06:09 am (UTC)
Я слышал, что австралийские аборигены чрезвычайно талантливы в художественном плане...
arivik
Sep. 25th, 2015 09:11 am (UTC)
Интересная и очень странная история. Такой микс и столкновение двух очень разных культур, очень разных путей, в жизни одного человека.
motilek_1
Sep. 25th, 2015 10:21 am (UTC)
Он многое успел сделать в жизни и это, ИМХО, главное.
Diana Vassershtrom
Apr. 8th, 2019 11:33 am (UTC)
немного о Винсенте Наматжире - правнуке Альберта
Правнук Альберта Винсент также стал известным современным художником. Выставки его работ проводятся регулярно. Правда, он не пейзажист, как его прадед, а портретист-юморист.

https://ocula.com/artists/vincent-namatjira/

Edited at 2019-04-08 11:34 am (UTC)
( 7 comments — Leave a comment )